Размер текста:
Цвет:
Изображения:

Ноль отходов: семья из Верхней Пышмы утилизирует 96 процентов бытового мусора

Выпускница физтеха УПИ Наталья Андрусевич — убежденная сторонница раздельного сбора отходов, экологически ответственное поведение — основополагающий принцип ее жизненной философии. Помимо личного участия в экологических акциях по сортировке отходов Наталья организовала раздельный сбор отходов в своем дворе.

— Наталья, как вы пришли к осознанию того, что с бытовыми отходами нужно обращаться как-то иначе, нежели просто сваливать их в мусорное ведро?

— То, что отходы можно разделять на фракции и перерабатывать, я знала, но до определенного времени не задумывалась о том, чтобы делать это самой. В 2012 году судьба свела меня с девушкой, с которой мы вместе снимали квартиру в Москве. Я видела, что моя соседка сортирует мусор, но особо не вникала в процесс.

Однажды я купила какой-то коктейль, дома выпила его, а бутылочку выбросила в мусорное ведро. Утром обнаружила, что моя бутылочка вымыта и сушится рядом с раковиной. Мне стало так стыдно, неловко, и этот момент навсегда изменил мое отношение к отходам. С той поры экологически ответственное обращение с отходами, бережное отношение к природе стало нормой моей жизни. Мне повезло: меня окружают люди, разделяющие эту позицию. Прежде всего— муж, который меня поддерживает. А также мои единомышленники — те, кто участвует в добровольческих акциях по раздельному сбору отходов, которые проводятся каждую вторую субботу месяца в философской школе «Новый Акрополь» в Екатеринбурге. Мы помогаем людям разобраться, что куда девать, каким вещам можно подарить вторую жизнь. Отсортированное вторсырье отправляем на переработку или на реализацию творческих идей. В субботних экологических акциях обычно участвуют 150-200 человек, за три часа люди приносят около тонны вторсырья.

— Замечательная инициатива, но ее явно недостаточно, чтобы вовлечь в сортировку отходов все полуторамиллионное население Екатеринбурга.

— В Екатеринбурге есть несколько сервисов, где можно получить информацию, куда можно сдать вторсырье. Самый доступный вариант — позвонить в экотакси, они забирают макулатуру, стекло, металл, пластик и другой утиль, платно или бесплатно. В торговом центре «Успенский» недавно открылся Немузей мусора, у них есть услуга по бесплатному вывозу вторсырья. При желании можно найти и другие адреса, где принимают вторсырье.

— Вы отслеживаете, что потом происходит с отсортированным на экологических субботниках мусором? Куда его отвозят, где перерабатывают?

— Мы отдаем заготовителям не мусор, а вторсырье, они заинтересованы в том, чтобы продать его переработчикам. Конечно, наши объемы — незначительная часть оборота, для переработчиков она еще меньше. Но раз заготовители забирают у нас вторсырье, платят за него, несут расходы на транспортировку — значит, им экономически выгодно сотрудничать с нами.

Переработчики, как правило, специализируются на одном виде вторсырья, и хотя оно у нас рассортировывается очень тщательно, заготовители обязательно досортировывают собранное, потому что сохраняется вероятность засора, снижающего качество партии. А вот у переработчиков проблемы есть — из-за того, что в стране не налажена система раздельного сбора отходов, ощущается дефицит нужного им вторсырья, производственные линии недозагружены. В то же время огромное количество отходов, которые можно переработать, вывозится на свалку.

— Кто, по-вашему, должен создать такую систему?

— Я обычный человек, не госчиновник, поэтому могу делать только то, что от меня зависит. Могу разделять домашние отходы, рассказывать другим людям, как это делается. Государство еще в 2014 году в федеральном законе № 89 прописало стратегию, определяющую порядок обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО). Основополагающий принцип — максимальное использование сырья и материалов, предотвращение образования отходов, и только потом их раздельный сбор и накопление. Алгоритм понятен, другое дело, что нужно подкрепить его какими-то организационными действиями. Если бы местные власти спросили моего совета, то я бы предложила ровно то, что уже записано в законе, добавив к этому экологическое просвещение населения.

— Соседей по двору вы уже обратили в свою веру, раз они теперь тоже активно участвуют в раздельном сборе отходов. Как вам это удалось?

— Опыт пока скромный. Наш двор — это две 12-этажки примерно на 400 квартир. Мы с мужем поселились здесь три года назад, до последнего времени с соседями я даже не была знакома. Когда у меня возникла идея организовать раздельный сбор отходов, я решила посоветоваться с теми, кто живет рядом. Обратилась к соседям через ватсап — и получила поддержку. Потом нашла переработчиков. Увидела рекламу предприятия по изготовлению полимерной пленки, оно находится в Верхней Пышме и использует в производстве бывший в употреблении пластик. Созвонилась, договорилась, что предприятие будет забирать у нас пластиковые отходы. Договориться о приеме металла оказалось еще проще: в Верхней Пышме около десятка заготовительных пунктов металлолома, я выбрала ближайший.

Первую акцию по раздельному сбору отходов провели в марте, в течение лета организовали еще несколько. Заранее расклеиваем объявления в подъездах, извещаем через соцсети и СМИ. Обычно в акции участвует десять-двадцать человек. Собранное вывозим легковым транспортом добровольцев. Предварительно все сплющиваем: банки, бутылки, коробки — чтобы не возить воздух. На вырученные деньги хотим заняться озеленением двора, но накопленных средств пока маловато.

— Как относится к вашей инициативе управляющая компания?

— Не возражает, но и инициативы не проявляет. Например, я долго не могла выяснить, кто установил во дворе сетки для сбора пластика и где он перерабатывается. На сетке есть полустертая табличка с номером телефона, но этот номер оказался нерабочим. Нашла другой телефон, но и в самой компании в течение недели не могли ответить, что происходит с собранными пластиковыми отходами. Наконец узнала, что переработчик отбирает из содержимого контейнеров только ПЭТ-бутылки, остальное вывозит на свалку. А жители складывают в сетки всевозможные пластиковые отходы и думают, что они полностью идут в переработку!

Сейчас договариваемся с управляющей компанией, чтобы на обороте квитанции на оплату коммунальных услуг напечатать информацию, какой пластик можно класть в контейнер, а какой лучше сдать во время акций.

— Вторсырье, отложенное до субботника, нужно где-то хранить. Чаще всего этот довод приводят противники раздельного сбора ТКО, утверждающие, что наше малогабаритное жилье не очень-то приспособлено для складирования утиля.

— Да, об этом говорят и те, кто живет в квартире-студии, и те, кто живет в «трешке». На самом деле все решаемо, если человек действительно хочет изменить свое поведение, хочет меньше вредить природе.

Я стремлюсь к нулю отходов, поэтому делаю все, чтобы их было меньше. Начинаю с того, что когда что-то покупаю, стараюсь выбирать товар без упаковки. Если он в упаковке, смотрю, могу ли я ее сдать, перерабатывается ли она. В приоритете металл и стекло, так как практически и тот, и другой материал в ходе переработки не деградирует. Металл можно переплавлять бесконечное число раз, как и стекло. Пластик и бумага могут пережить пять-шесть циклов переработки, а потом они все равно оказываются на свалке.

Все образующиеся дома отходы я сортирую и храню до момента, когда могу сдать их в переработку. Пакет для бумаги и картона стоит на кухне, сумка для пластиковых отходов — на балконе. Все, что можно смять, сминаю: банки, коробки, бутылки, так оно занимает меньше места. Все сухое, чистое.

Раньше я отвозила заполненные пакеты в Екатеринбург на общественном транспорте, и мой багаж абсолютно не доставлял никакого неудобства пассажирам, так как от него нет никакой грязи, никакого запаха. Теперь, когда мы организовали раздельный сбор отходов в своем дворе, и ездить никуда не надо.

— А как вы поступаете с пищевыми отходами?

— Опять-таки я изначально стараюсь, чтобы их образовывалось как можно меньше. Не покупаю продуктов больше, чем мы можем съесть, чтобы потом не выбрасывать испортившиеся. Например, если в холодильнике есть сыр, то я не буду покупать новый, пока не закончится имеющийся: всегда есть соблазн отрезать от нового, не доедая старый. За продуктами в магазин стараюсь ходить сытой, не беру у входа тележку или корзинку, чтобы не покупать лишнего.

Картофельные и овощные очистки высушиваю и закапываю на пустыре, таким образом возвращаю природе то, что ей принадлежит. Самое естественное и разумное — компостировать пищевые отходы в саду или огороде. К сожалению, у меня нет знакомых садоводов, которые могли бы забирать у меня кухонные остатки для компостирования.

Есть и другие способы утилизации пищевых отходов в домашних условиях. Например, можно завести вермиферму, чтобы пищевые остатки превращались в компост с помощью червей, или использовать для тех же целей специальные емкости, где процесс компостирования обеспечивают особые микроорганизмы.

Чем проще и экологичнее способ — тем лучше. А самые лучшие отходы — которые не образовались, соответственно, самый кардинальный способ решения проблемы — меньше потреблять.

— Нет ли риска переборщить с самоограничением, обделить себя житейскими радостями?

— Я получаю радость от того, что делаю.

— Ваша цель — свести образование бытовых отходов в своем доме к нулю. Насколько вы уже близки к ней?

— Примерно на 95-97 процентов. Согласно нормативам, по которым рассчитывается тариф на вывоз коммунальных отходов, каждый житель Свердловской области производит за год 400 килограммов мусора. С сентября прошлого года я веду учет отходов, которые нам не удалось утилизировать. За год наш семейный «взнос» в общедомовой мусорный контейнер составил 25 килограммов, то есть 12,5 килограмма на человека.

Уверена, что при желании каждая семья может свести к минимуму образование неутилизируемых отходов, таким образом внести свой вклад в оздоровление окружающей среды.

Автор статьи: Любовь Шаповалова, фото: Борис Ярков

Другие новости